След в истории | 30 июня

Среда, 30 июня, 10:56

30 июня 1860 г. Епископ Сэмюэл Уилберфорс и биолог Томас Хаксли (которого за яркие полемические выступления прозвали «Бульдогом Дарвина») приняли участие в знаменитом диспуте об эволюции. Перед дебатами Уилберфорса консультировал биолог Ричард Оуэн.

«Происхождение видов» Дарвина вышло в свет в 1859 году, и конечно на конференции Британской научной ассоциации 1860 года его собирались обсуждать. Сам Дарвин был нездоров и не смог прибыть лично. Вместо него приехал Хаксли, который был тогда еще совсем молод. Выступить на конференции пригласили блестящего оратора — епископа Оксфордского Сэмюэля Уилберфорса, который был прекрасно осведомлен о предмете и в прошлом был вице-президентом Британской ассоциации содействия развитию науки. Сам Дарвин, прочитав вышедшую накануне рецензию Уилберфорса на свой труд, отметил, что она «необыкновенно умная, в ней искусно подмечены все наиболее гипотетические места и выявлены все трудности». В репортаже журнала «Athenaeum» 1860 года отмечалось, что Уилберфорс и Хаксли «нашли друг в друге достойных противников, и их атаки и контратаки доставляли много удовольствия им самим и приводили в восторг их друзей». По воспоминаниям современников, Уилберфорс иронично поинтересовался у своего оппонента, что раз по теории эволюции люди произошли от обезьян, с какой стороны он предпочел бы иметь таких родственников — со стороны деда или со стороны бабки, на что Хаксли не менее едко заметил, что предпочел бы в качестве предка иметь обезьяну, чем человека, который, используя свои великолепные ораторские дары, скрывает истину.

На следующий день после дебатов Уилберфорса и Хаксли (это было воскресенье) все участники конференции выслушали проповедь Фредерика Темпла, профессора Оксфорда на тему «Нынешние отношения науки и религии». Темпл поблагодарил ученых за то, что те стараются узнать как можно больше о структурах и законах Вселенной, в которых виден «перст Божий». Гармония между наукой и христианской верой, говорил Темпл, не может быть нарушена поверхностными, «мелочными подробностями фактов», она видна на более глубоком уровне. Впоследствии Темпл стал архиепископом Кентерберийским.Епископ Сэмюэл Уилберфорс и биолог Томас Хаксли (которого за яркие полемические выступления прозвали «Бульдогом Дарвина») приняли участие в знаменитом диспуте об эволюции. Перед дебатами Уилберфорса консультировал биолог Ричард Оуэн.

«Происхождение видов» Дарвина вышло в свет в 1859 году, и конечно на конференции Британской научной ассоциации 1860 года его собирались обсуждать. Сам Дарвин был нездоров и не смог прибыть лично. Вместо него приехал Хаксли, который был тогда еще совсем молод. Выступить на конференции пригласили блестящего оратора — епископа Оксфордского Сэмюэля Уилберфорса, который был прекрасно осведомлен о предмете и в прошлом был вице-президентом Британской ассоциации содействия развитию науки. Сам Дарвин, прочитав вышедшую накануне рецензию Уилберфорса на свой труд, отметил, что она «необыкновенно умная, в ней искусно подмечены все наиболее гипотетические места и выявлены все трудности». В репортаже журнала «Athenaeum» 1860 года отмечалось, что Уилберфорс и Хаксли «нашли друг в друге достойных противников, и их атаки и контратаки доставляли много удовольствия им самим и приводили в восторг их друзей». По воспоминаниям современников, Уилберфорс иронично поинтересовался у своего оппонента, что раз по теории эволюции люди произошли от обезьян, с какой стороны он предпочел бы иметь таких родственников — со стороны деда или со стороны бабки, на что Хаксли не менее едко заметил, что предпочел бы в качестве предка иметь обезьяну, чем человека, который, используя свои великолепные ораторские дары, скрывает истину.

На следующий день после дебатов Уилберфорса и Хаксли (это было воскресенье) все участники конференции выслушали проповедь Фредерика Темпла, профессора Оксфорда на тему «Нынешние отношения науки и религии». Темпл поблагодарил ученых за то, что те стараются узнать как можно больше о структурах и законах Вселенной, в которых виден «перст Божий». Гармония между наукой и христианской верой, говорил Темпл, не может быть нарушена поверхностными, «мелочными подробностями фактов», она видна на более глубоком уровне. Впоследствии Темпл стал архиепископом Кентерберийским.